Врач из Лобни не раз спасал от смерти Владимира Высоцкого | Лобня - последние новости

25 января 2023, 15:50

Врач из Лобни не раз спасал от смерти Владимира Высоцкого

Фото: ТРК "Лобня"

Источник: Публичное достояние

Фото: ТРК "Лобня"

25 января исполнилось 85 лет со дня рождения Владимира Высоцкого — одного из самых популярных певцов, поэтов и актеров. Мало кто знает, в Лобне работает врач, который не раз спасал поэта от смерти. Зовут доктора - Леонид Владимирович Сульповар. Почти десять лет он трудится в клинике «Земский врач», которая была открыта в микрорайоне Катюшки в 2013 году для оказания медицинской помощи жителям Лобни.

Леонид Сульповар познакомился с Высоцким в 1969 году, когда работал врачом-реаниматологом НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского. Поэт в тот момент лежал в реанимации института Склифосовского после желудочного кровотечения. Общение Сульповара с Высоцким продолжилось и в дальнейшем. Врач познакомился с его друзьями, бывал в квартире Высоцкого в Москве на Малой Грузинской и в театре на Таганке, помогал артисту выходить из «пике». Не секрет, что великий бард не всегда соблюдал спортивный режим.

Близким другом поэта Сульповар себя не считает, но, тем не менее, доктор был одним из немногих, с кем Высоцкий мог поговорить по душам один на один. Такой разговор между ними состоялся в 1979 году, за год до смерти поэта. За два дня до ухода Владимира Семеновича из жизни врач Сульповар приехал в квартиру барда. Высоцкий в тот день чувствовал себя очень плохо, но без ведома родителей друзья поэта не рискнули его госпитализировать.

До сих пор доктор Сульповар хранит подарки Владимира Семеновича: итальянские горнолыжные ботинки, которые поэт привез из Франции, его рубашку, а еще французский виниловый диск, который поэт подписал доктору и его жене: «Лёне и Тане — с дружбой! В. Высоцкий».

Вот уже 10 лет Леонид Владимирович Сульповар, имеющий сертификат семейного врача и диплом врача общей практики, возглавляет клинику в Лобне. Отзывы лобненцев о его работе можно прочитать в социальных сетях. В основном они положительные. Многие говорят о враче по-доброму, как и сам Сульповар с теплотой вспоминает сегодняшнего юбиляра Владимира Семеновича Высоцкого.

Любопытно, что не только доктор Сульповар связывает Лобню с великим поэтом. Почти полвека назад в 1974 году Владимир Высоцкий написал песню «Случай на таможне». Сюжет песни происходит в аэропорту «Шереметьево», где работают и продолжают трудиться многие жители городского округа Лобня.

Владимир Высоцкий

Случай на таможне

Над Шереметьево

В ноябре третьего —

Метеоусловия не те.

Я стою встревоженный,

Бледный, но ухоженный

На досмотр таможенный в хвосте.

Стоял сначала, чтоб не нарываться —

Я сам спиртного лишку загрузил,

А впереди шмонали уругвайца,

Который контрабанду провозил.

Крест на груди в густой шерсти —

Толпа как хором ахнет:

«За ноги надо потрясти —

Глядишь, чего и звякнет!»

И точно: ниже живота —

Смешно, да не до смеху —

Висели два литых креста

Пятнадцатого веку.

Ох, как он сетовал:

Где закон? Нету, мол!

Я могу, мол, опоздать на рейс!..

Но Христа распятого

В половине пятого

Не пустили в Буэнос-Айрес.

Мы всё-таки мудреем год от года —

Распятья нам самим теперь нужны,

Они богатство нашего народа,

Хотя, конечно, и пережиток старины.

А раньше мы во все края —

И надо, и не надо —

Дарили лики, жития,

В окладе, без оклада…

Из пыльных ящиков косясь

Безропотно, устало,

Искусство древнее от нас,

Бывало, и — сплывало.

Доктор зуб высверлил,

Хоть слезу мистер лил,

Но таможенник вынул из дупла,

Чуть поддев лопатою,

Мраморную статую —

Целенькую, только без весла.

Общупали заморского барыгу,

Который подозрительно притих, —

И сразу же нашли в кармане фигу,

А в фиге — вместо косточки — триптих.

«Зачем вам складень, пассажир?

Купили бы за трёшку

В «Берёзке» русский сувенир —

Гармонь или матрёшку!»

—«Мир-дружба! Прекратить огонь! —

Попёр он как на кассу. —

Козе — баян, попу — гармонь,

Икону — папуасу!»

Тяжело с истыми

Контрабандистами!

Этот, что статуи был лишён,

Малый с подковыркою

Цыкнул зубом с дыркою,

Сплюнул — и уехал в Вашингтон.

Как хорошо, что бдительнее стало,

Таможня ищет ценный капитал —

Чтоб золотинки с нимба не упало,

Чтобы гвоздок с распятья не пропал!

Таскают: кто — иконостас,

Кто — крестик, кто — иконку,

И веру в Господа от нас

Увозят потихоньку.

И на поездки в далеко —

Навек, бесповоротно —

Угодники идут легко,

Пророки — неохотно.

Реки льют потные!

Весь я тут, вот он я —

Слабый для таможни интерес.

Правда возле щиколот

Синий крестик выколот,

Но я скажу, что это — Красный Крест.

Один мулла триптих запрятал в книги.

Да, контрабанда — это ремесло!

Я пальцы сжал в кармане в виде фиги —

На всякий случай, чтобы пронесло.

Арабы нынче — ну и ну! —

Европу поприжали,

А мы в «шестидневную войну»

Их очень поддержали.

Они к нам ездят неспроста —

Задумайтесь об этом! —

И возят нашего Христа

На встречу с Магометом…

Я пока здесь ещё,

Здесь моё детищё,

Всё моё — и дело, и родня!

Лики — как товарищи —

Смотрят понимающе

С почерневших досок на меня.

Сейчас, как в вытрезвителе ханыгу,

Разденут — стыд и срам! — при всех святых,

Найдут: в мозгу туман, в кармане фигу,

Крест на ноге — и кликнут понятых!

Я крест сцарапывал, кляня

Судьбу, себя — всё вкупе,

Но тут вступился за меня

Ответственный по группе.

Сказал он тихо, делово —

Такого не обшаришь:

Мол, вы не трогайте его

(Мол, кроме водки — ничего) —

Проверенный, наш товарищ!

1974 г.

Из интервью с доктором Сульповаром

— 23 июля 1980 года вечером вы были на Малой Грузинской. Расскажите об этом поподробнее.

— 23 июля я дежурил. Ко мне приехали, сказали, что Володя совсем плохой. Мы поехали туда. Состояние Володи было ужасным. Стало ясно, что надо или предпринимать более активные действия, пытаться любыми способами спасти, или вообще отказываться от всякой помощи. Что предлагал лично я? Есть такая методика: взять человека на искусственную вентиляцию легких. Держать его в медикаментозном сне и в течение нескольких дней вывести из организма все, что возможно. Но дело в том, что отключение идет с препаратами наркотического ряда, тем не менее мы были готовы пойти и на это. Были и другие опасности. Первое — Володю надо было «интубировать», то есть вставить трубку через рот. А это могло повредить голосовые связки. Второе — при искусственной вентиляции легких очень часто возникают пневмонии. В общем, все это довольно опасно, но другого выхода не было. Мы посоветовались и решили: надо его брать. Но его друзья сказали, что это большая ответственность и без согласия родителей этого делать нельзя. И мы договорились, что заберем Володю 25 июля. Он был в очень тяжелом состоянии, но впечатления, что он умирает, не было.

(газета «Известия», 25 июля 2007 года)