Сайт города Лобня, официальный сайт газеты Лобня, новости, события, объявления, происшествия, заявления официальных лиц

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

суббота, 6 марта

ясно-10 °C

Декабрь 1941 года... Красная Поляна…

28 дек. 2020 г., 15:41

Просмотры: 2738


Фашисты оккупировали районный центр Красная Поляна 30 ноября 1941 года. Солдаты выгоняли местных жителей из домов на улицу. Хорошо, что еще заранее большинство вырыли на огородах, в лесу убежища в виде окопов, прикрытых сверху бревнами, досками, еловым лапником, а внутрь насыпали сена, соломы. И тем не менее находиться зимой на морозе восемь дней было ужасно. Многие отморозили ноги, руки... Часть женщин с детьми все эти дни прятались в подвалах фабричных кирпичных домов.
Декабрь 1941 года... Красная Поляна…

Вот что вспоминает Галина Алексеевна Кораблева (Позднякова):

– Уже несколько дней мы сидим в подвале 105-го дома. Все мы – женщины, дети, старики – жильцы близлежащих домов: 106, 105, двух бараков 8 и 16, деревянных двухэтажных домов 23, 24, 25. Выходить опасно, стреляют со всех сторон и бомбят с самолетов. И так несколько дней. Немцы выгоняют всех на улицу, а дома поджигают. Стоит сильный мороз. Вокруг все горит. Горят Пучки, Катюшки, Горки, на Красной Поляне горят три дома по улице Зеленой, ясли, детский сад.

Так страшно было вокруг, что началась паника. Все побежали к фабрике. Нас было одиннадцать человек: восемь детей от трех до 12 лет и трое взрослых: моя мама, ее сестра тетя Нюша и бабушка Александра Степановна Зименкова. В узком проходе между двух заборов началась давка. Одна женщина выронила грудного ребенка в красном одеяльце. С ней был еще один ребенок постарше. Но, слава богу, кто-то сумел подхватить малыша. Мы побежали в подвал второй казармы, но там было так много народу, что мы не смогли войти. Тогда бабушка решила, что нужно идти в ее деревню Овсянниково (Габо), что в 2,5 км от Озерецкого.

Пошли через плотину, по берегу реки, по пучковскому полю к лесничеству. Стрельба усиливалась, осколки и гильзы падали рядом и шипели в снегу. Мороз усиливался. В Озерецком зашли в какой- то дом. Там никого не было, двери и окна настежь. Немного передохнув, пошли дальше, теперь уже по Рогачевскому шоссе. Стрельба не прекращалась.

В Овсянникове в бабушкином доме было полно народу и места нам тоже не нашлось. На улице нам встретился красноармеец, который сказал, что вот- вот начнется бой и нам нужно укрыться. Он проводил нас в овощехранилище, закрыл дверь и велел никуда не выходить. Там было много народу. Горой лежала мороженая картошка, было очень холодно. Сколько мы просидели там, никто не помнит – может, день, может, два. Только слышали, что идет бой. Потом все стихло. Пришли красноармейцы и сказали, что Красную Поляну уже освободили, идите домой.

Пошли в обратный путь. Шли с трудом – голодные, ослабевшие. Мама несла меня всю дорогу на руках, согревая под пальто. Зину, мою сестру, нес на закорках двенадцатилетний двоюродный брат Алексей. Ему было так тяжело, что он крикнул моей маме: «Брошу я сейчас вашу Зинку». Не оглядываясь, мама сказала: «Брось, только мне ничего не говори». Не бросил. Все дошли до 106-го дома, где жили бабушка и тетя Нюша. Он как-то уцелел. Все мы поселились там. «Слава богу, – сказала бабушка, – никого не зацепило».

Наш отец погиб на фронте в декабре 1941 года. Почти все мужчины нашего рода не вернулись с войны: трое сыновей нашей бабушки из пяти и четыре ее зятя.

Из всех моих родных, о которых здесь сказано, я осталась одна. Мне сейчас 83 года. Но их дети, внуки, правнуки живут и сейчас на Красной Поляне. Это Бакастовы, Филатовы, Воронковы, Зименковы, Сорокины, Рузаковы, Кораблевы.

Декабрь 1941 года... Красная Поляна…

1949 год. Галя Кораблева справа на последней парте

Записала Галина КОСЯКОВА.

Обсудить тему

Введите символы с картинки*